Главная » Статьи » Ознакомительные

«Я», «Оно» и «Сверх-Я», или «Психоанализ для чайников»

В недавней статье о предмете психологии, я уже говорил, что информацию о «географии» психики мы добываем не научными приборами, а собственным «шестым чувством» – как себя видим, так и описываем. Такой способ познания сродни разглядыванию запыленного зеркала в полумраке и последующей гадательной интерпретации увиденного. В итоге один замечает собственную подавленную сексуальность и необузданную звериную природу, другой – стремление к власти и превосходству, третий настаивает на изначальной позитивной основе, которую остается с доверием к себе раскрывать и воплощать. Как говорится: «как видим, так и бредим». В итоге имеем целый ряд психологических течений, которые местами одно другому противоречат.

В классической психологии есть прекрасные карты психического рельефа – теории, которые относительно реалистично выражают происходящее в наших головах. В одной из статей я уже кратко озвучивал, как понимаю и представляю психоаналитические защитные механизмы и бессознательное. Понимаю по-своему, дорисовываю дополнительные черты, исходя из личных теорий и наблюдений. Сегодня в таком же ключе расскажу о терминах: «Я» (Эго), «Оно» (Ид) и «Сверх-Я» (Суперэго).

Термины эти ввел Зигмунд Фрейд, и на мой взгляд для своего времени он разглядел и описал работу отдельных психических механизмов потрясающе четко. Чтобы не плодить лишних сущностей, последователи Фрейда продолжали использовать введенную им терминологию, но трактовали ее на свой лад.

Это надо бы понимать, чтобы не обмануться очередным описанием, приняв его за точное и окончательное. Никто не знает, что такое «Я» (Эго). Пытаясь описать увиденное в том самом запыленном зеркале сознания, мы все тут в лучшем случае говорим лишь примерно об одном и том же. И каждая новая концепция может дополнять и уточнять изначальную теоретическую карту. А может и вносить в нее искажения.

Например, теории Карлоса Кастанеды в научных кругах воспринимаются, как «шизотерический» вздор. Но есть у этого автора и такие описания, которые многим помогают что-то про себя понять и проверить это понимание на практике. Когда Кастанеда говорит о разуме, как о центре сборки изначально разрозненного пучка восприятий, у меня лично что-то внутри откликается согласием. Вроде как, да, можно и с этой стороны посмотреть, если хватает чуткости восприятия.

Точно так же соглашаюсь и с психоаналитиками. Эго, Ид, Суперэго – что-то такое «там», в глубинах души с нами действительно происходит. При этом в своей картине мира я дорисовываю к аналитическим теориям то, что наблюдаю и констатирую, или пока в смутных догадках предполагаю сам, со своей субъективной колокольни. Поэтому все ниже описанное шибко всерьез воспринимать не стоит – просто спекуляции на основе готовых классических «схем».

Психоанализ для чайников

Для справки. Психоанализ иногда путают с психотерапией. Психоанализ – лишь одно из многих направлений в психологии – причем, не самое популярное. Психотерапия же – это совокупность методов исцеляющего воздействия на психику – то, чем занимаются практические психологи и психотерапевты, вообще.

По Фрейду наша личность представляет собой взаимодействие трех составляющих. Первая – «Я» – тот неясный, «священно-интимный» ворох переживаний, которые создают в личности ощущение своей отдельной индивидуальности. Вторая составляющая – «Оно» – стихийное, животное начало, совокупность телесных, инстинктивных влечений. Третья – «Сверх-Я» – личный моральный цензор, идеалы и убеждения о том, как «надо» и «правильно» – эдакий, встроенный в психику идол, на которого положено ровняться.

Фрейд представляет личность, как нечто выросшее из животной природы «Оно». При этом животная природа никуда не исчезает, а навсегда остается в бессознательном неизменной основной для более «высокоуровневых» программ: «Я» и «Сверх-Я». Более того, «Оно» – не какой-то сухой фундамент для дальнейшего развития, а изначальный живой источник психической энергии, которую «Я» и «Сверх-Я» всего лишь «заимствуют».

Можно сказать, что «Оно» – это зверь внутри нас. Мы рождаемся с готовым «Оно» и неразвитым «Я» и «Сверх-Я», поэтому младенцы по своим повадкам имеют, куда больше общего с животными, чем со взрослыми людьми.

«Я» и «Оно»

Фрейд уподобляет «Я» всаднику на лошади «Оно». Представьте, как всадник движется по пересеченной местности. Он чувствует, что движется сам, когда на деле он это движение лишь направляет. А движется лошадь. Всегда двигалась лошадь. В каком-то смысле и решала, куда пойти все это время только она. Подчиняться воле всадника, или сбросить его на пол пути – ее воля. В этом смысле «Оно» и есть изначальный управляющий.

Теперь представьте ухоженного менеджера у красивой витрины. Он считает себя истинным лицом компании, которую презентует. Но где-то неподалеку мы находим его неотесанного безжалостного начальника, которого волнуют не внешние декорации, а исключительно убыток и выручка – то есть страх и удовольствие. И все это время менеджер по сути занимался ублажением начальника результатами своей деятельности. Эти результаты – те сущностные ощущения – «приятно»-«неприятно», «опасно»-«безопасно», которыми и питается «Оно».

«Оно» управляется так называемым «принципом удовольствия» – то есть стремится выжать весь кайф из момента. «Я» подчиняется «принципу реальности» – это означает, что «Я» пытается ограничивать потребности «Оно», приводя их в соответствие с требованиями внешнего мира.

«Оно» не видит жизни «Я», а только чувствует вкус энергии, поставляемых ему впечатлений. В этой аналогии «Я» – не столько всадник на лошади, сколько виртуальный шлем на ее голове.

«Я» как бы гипнотизирует «Оно», подменяя реалии психическим потоком своего «кино» о жизни. «Я» затевает внутреннюю игру, по итогу которой надеется получить итоговое «приятно» на прокорм «Оно». «Я» – что-то вроде призматической прослойки между «Оно» и объективной реальностью. «Я» поставляет профильтрованную реальность для «Оно», рисует воздушные замки, побуждая «Оно» удовлетворяться эфемерным.

Поэтому, когда во внешней физической среде безопасно и комфортно, мы все равно способны испытывать бурю самых противоречивых эмоций. Наше «Я» увязает в собственной внутренней вселенной, где для него никакой продолжительной безопасности нет. Там, в этом «встроенном» в себя мире мы непрерывно возводим призрачные пьедесталы собственной важности, с которых так же непрерывно с неподдельным страхом срываемся.

То есть в глубине души мы – те же животные, но выживаем не столько в реальности биологической, сколько в реальности психической – мечемся между все теми же примитивными «приятно»-«неприятно», которые для нас рисует наша психика.

«Я», пытаясь ублажить «Оно», кормит его самыми впечатляющими образами, порой, упиваясь самообманом. На прокорм подходит все самое прекрасное, во что удается поверить. Но малейшие признаки лжи, ставят под сомнение всю постановку, и «Оно» начинает тревожиться, посылая на поверхность сигналы об опасности.

«Я» живет во времени, как бы заглядывая в свое виртуальное будущее. И этот навык позволяет «Я» «понимать», что животные повадки «Оно», заинтересованного в самоублажении здесь и сейчас, слишком прямолинейны и безответственны – они не учитывают последствия, настигающие в будущем. То есть будущее для «Я» так же реально, как и настоящее – оба континуума являются набором пониманий о происходящем.

Исходя из того, как «Я» описывает Фрейд, – это часть психики, которая стремится реализовывать потребности «Оно» приемлемым в социуме образом. Поэтому мы не просто отплясываем брачные танцы, чтобы после – аргументированно наброситься на партнера со своей биологической нуждой, а предварительно с ним знакомимся и завязываем «отношения». «Отношения» здесь беру в кавычки, чтобы подчеркнуть их декоративную природу относительно инстинктов.

Можете вспомнить случаи из собственной жизни, где безуспешно пытались сохранить спокойствие. «Оно», например, замечает высоту и посылает страхом свой сигнал об опасности. И «Я» начинает заговаривать свою внутреннею реальность («начальника»), дескать все ОК – эта высота к нашей безопасности отношения не имеет. Неловкие, неуклюжие действия, заикания, дрожь, румянец – все это конфликтующие побуждения «Оно», пробившиеся сквозь щели скафандра «Я».

Считается, что «Я» отвечает за принятие решений. На деле, куда больше похоже на то, что «Я» эти решения себе лишь приписывает, чтобы сохранить успокаивающую иллюзию целостности и контроля. Все это психическое варево – словно набор многоуровневых программ, которые взаимодействуют друг с другом спонтанно, без какой-либо исходной правящей инстанции. Тот эпицентр, который создает видимость конечного источника волеизъявления, мы и ощущаем собственным «Я». На progressman.ru этой теме посвящен целый цикл статей.

«Сверх-Я»

«Сверх-Я» (Суперэго) – это такая насадка на «Я» (эго) – «филиал» глобальной общественной морали в голове индивида. Зарождается на более поздних этапах созревания личности на почве более-менее сформированного «Я».

«Сверх-Я» состоит из подавляющих «Оно» убеждений о том, как «надо» и «правильно». Таким образом сиюминутные животные желания «Оно» вступают в конфликт с идеалами «Сверх-Я».

Первые зачатки самоконтроля у ребенка – это признак зарождающегося «Сверх-Я». Полагаю, что надеяться вырастить просветленного отпрыска бесполезно. Судя по всему, прохождение через комплексы и неврозы – это неизбежный этап душевного взросления.

«Сверх-Я» растет на почве родительского наказания (за непослушание) и поощрения (за повиновение). Так в нас зарождается чувство вины и гордость. Мы приучаемся испытывать вину за бесконтрольность своего «Оно» и гордость за соответствие идеалам «Сверх-Я».

Примерно отсюда коренятся все проблемы чувства собственной важности и неуверенности в себе. Это наш вечный страх облажаться, непрерывная гонка за «лучшим» и бесконечные утверждения своего места в жизни.

«Сверх-Я» со своими требованиями ненасытно, потому что – это не резервуар, заполнив который, можно успокоиться, а безостановочно работающий механизм, высасывающий личную силу. Он побуждает нас без конца перепроверять происходящую реальность от страха перед возможной виной и в надежде на поощрение гордости.

«Сверх-Я» по собственным локальным меркам принуждает к реализации идеальной жизни. Особо плотно подсаживаются на его идеалы самые благородные из нашего общества. Наглядные примеры можно найти в русской классической литературе – их там множество почти в любом романе.

«Сверх-Я» создает для нас хорошее и плохое, благое и грешное. В зависимости от мировоззрения, «Сверх-Я» может окрашивать себя в образы божественного и возвышенного, а «Оно» облачать в покровы демонического и невежественного. В этом ракурсе вся тьма внешнего мира – лишь проекция нашего собственного подавленного животного начала.

«Я» (Эго) в этой связке мечется в поиске примиряющего компромисса между «Оно» и «Сверх-Я». «Я» планирует и откладывает, блюдет правила и ритуалы, маскируя животные желания благочестивой маской. То есть мы боремся за честь, подавляем, маскируем или же воплощаем первобытные повадки «Оно» в пристойном, удобоваримом виде, чтобы словить бонусов от «Сверх-Я» (Суперэго).

Тьма и свет

Исходя из теоретической картины мира Фрейда, наше духовное и творческое начало – словно фальшивый искусственный нарост на базе беспросветного животного невежества. Здесь человек изначально порочен, и вынужден совершать огромные усилия, чтобы превозмочь собственный внутренний мрак.

Такая картина реальности многих отталкивает. И я не утверждаю, будто в жизни все обстоит именно так. Это лишь один из углов восприятия. С таким же успехом можно сказать, что в основе психики – вовсе не фрейдовская животная тьма и невежество, а развитие и свет. Ведь мы, вопреки всему, не только агрессивны и похотливы, но еще и любознательны и гуманны.

Именно такой противовес классическому психоанализу составила гуманистическая психология, основанная на взглядах Карла Роджерса и Абрахама Маслоу. В этой картине мира под покровом всех страхов и комплексов таится истинное ядро личности – безусловное позитивное начало, семя с огромным потенциалом для роста.

И подход к личности соответствующий: не нужно себя побеждать и переделывать под мерки общественных стереотипов. К себе, напротив, необходимо чутко прислушиваться и смело раскрывать то, что есть. Тогда изначальное позитивное «семя» спонтанно прорастет и раскроется естественным, гармоничным образом.

Истина, видимо, как всегда, где-то посередине.

По моим наблюдениям в нашем бессознательном действительно содержится неизмеримый потенциал – и запредельно красивое, возвышенное, и наводящее ужас, необузданное, дикое, животное.

Здесь хотел бы напомнить, что теоретические карты не стоит путать с реальной «местностью». Они подобны меню, которое можно разглядывать вечно, так и не утолив голода.

© Игорь Саторин


Статья «Я», «Оно» и «Сверх-Я», или «Психоанализ для чайников» написана специально для progressman.ru

При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.

Адрес документа на сайте: http://progressman.ru/psychoanalysis/



Источник: http://progressman.ru/2015/12/psychoanalysis/
Категория: Ознакомительные | Добавил: PsyWorld (2015/12/06) | Автор: Игорь Саторин W
Просмотров: 270 | Теги: психоанализ
Всего комментариев: 0
avatar

Мы выбираем не случайно друг друга… Зигмунд Фрейд первым выразил мысль, что «мы встречаем только тех, кто уже существует в нашем бессознательном…» Сначала мы рисуем человека в своём воображении и только потом встречаем его в реальной жизни…

В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли.

- Антон Павлович Чехов

История психологии как экспериментальной науки начинается в 1879 году в основанной немецким психологом Вильгельмом Вундтом в Лейпциге первой в мире экспериментальной психологической лаборатории.

Ничему не удивляться - есть, разумеется, признак глупости, а не ума.

М.Ф. Достоевский

Зачитайся!
«Чтобы стать умным, достаточно прочитать 10 книг, но чтобы найти их, нужно прочитать тысячи»
Библиотека